Интеллектуально-художественный журнал 'Дикое поле. Донецкий проект' ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ Не Украина и не Русь -
Боюсь, Донбасс, тебя - боюсь...

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ "ДИКОЕ ПОЛЕ. ДОНЕЦКИЙ ПРОЕКТ"

Поле духовных поисков и находок. Стихи и проза. Критика и метакритика. Обзоры и погружения. Рефлексии и медитации. Хроника. Архив. Галерея. Интер-контакты. Поэтическая рулетка. Приколы. Письма. Комментарии. Дневник филолога.

Сегодня пятница, 23 июня, 2017 год

Жизнь прожить - не поле перейти
Главная | Добавить в избранное | Сделать стартовой | Статистика журнала

ПОЛЕ
Выпуски журнала
Литературный каталог
Заметки современника
Референдум
Библиотека
Поле

ПОИСКИ
Быстрый поиск

Расширенный поиск
Структура
Авторы
Герои
География
Поиски

НАХОДКИ
Авторы проекта
Кто рядом
Афиша
РЕКЛАМА


Яндекс цитирования



    ЗАМЕТКИ СОВРЕМЕННИКА

Алексей Вуль


2011-06-16 / Посещение: 4764 / Коментарии: 72
Постоянный адрес заметки
Распечатать страницу

Я ПОСМОТРЕЛ ФИЛЬМ ДОМ

Если смотреть это кино поверх потрясающего видеоряда, завораживающе красивой картинки и несомненного мастерства авторов, обнаруживаешь самую важную часть, то, что всегда ищу в настоящем произведении: важную и внятную мысль. Если я правильно понял авторов, они предупреждают об опасности, которая грозит нам самым нешуточным образом. Не каким-то абстрактным потомкам, а конкретно нам. Я полностью, абсолютно разделяю эту тревогу, к тому же ее высказывают многие серьезные исследователи (заметьте, из совершенно разных областей знания), и сам уже принял эту эстафету. Давайте попробуем исследовать чуть подробнее главный призыв фильма и обстоятельства, ему сопутствующие.

Начну с цитаты из книги «Современное социальное программирование. Уши машут ослом». Авторы Гусев, Матвейчев, Хазеев, Чернаков. Речь идет, в частности, о тотальной симуляции. «В ситуации полной утраты воли, измельчании всего, в ситуации непоявления великих личностей воля становится ускользающим ресурсом. Все знают, что и как надо делать. Все мечтают, что придет кто-то другой и сделает это. Весь мир – сплошная мамихлапинатана (индейское (точнее, это фуэгийский диалект испанского) слово, означающее ситуацию, когда несколько человек смотрят друг на друга в ожидании, что кто-то из них сделает нечто, что нужно всем, но что каждый в отдельности делать не хочет). Все знают, что можно свернуть горы, если взяться, но на самом деле предпочитают ТВ, выпить, покурить (получить немножко яду), фитнесс-центр (здоровье – превыше всего), правильный с научной токи зрения секс (пусть даже с отклонениями – надо же отличаться!; грешки на ночь), казино (это замена риска!;страстишки на день).»

Вообще, состояние автора фильма, Яна Бертранда, напоминает положение морячка, обнаружившего пробоину на своем корабле. Не имея доступа к централизованной системе оповещения, он бежит по коридору, стучится в каюты и кричит, что в трюме большая дыра и судно может потонуть. И вынужден на ходу выслушивать разные ответы: «пацан, не морочь голову; нам трижды в день приносят в каюту еду, меняют постель, выносят утку, и мы тут хорошо сидим». Или: «не мешай, у нас ремонт». Или: «не мешай, у нас любовь». Или: «правильно говоришь, но поищи боцмана. Он в курсе». Или: «обратись к коку – он всех утешает, и тебя утешит». А морячок понимает, что даже сев в одноместную шлюпку, он посреди океана сам себе не очень понадобится. Что ему делать?

Каждый из нас, понятно, далек от совершенства, и немножко одинок, подобно тому морячку. И бывает слаб, или считает себя таковым. Большинство людей слишком уж ясно осознают свою малость и конечность. Настолько ясно, что изначально ставят себе внутренний барьер: я человек маленький, ничего не решаю, а что я могу? и так далее. В результате массово схлопываются до размеров «человека в футляре», не отвечающего ни за что на свете. В пределе – даже за себя. На этом и основана главная неприятная особенность, трудность нашей эпохи. Был такой французский философ и социолог, Жан Бодрияр, который заметил: «молчание масс, безмолвие молчаливого большинства – вот единственная подлинная проблема современности». Цитата из Бодрийяра:
«Современную эпоху характеризует чувство утраты реальности. Изображение события на телеэкране все более заменяет собой саму реальность и делает излишним само изображаемое событие». Большую роль здесь сыграл «зомбоящик», эффективно вытесняющий и подменяющий реальность огромному большинству людей. Компьютер, без которого мы уже не обходимся, эту ситуацию усилил и усугубил. Это обратная сторона, плата за якобы «приобщенность» к мировому информационному пространству. И уже не нужна и не поможет никакая воля, никакое личное усилие, чтобы пустить ход событий по сценарию, который мы сами хотели бы сознательно предпочесть, выбрать. Как односторонний вещающий прибор, телевизор приучает многочасово медитировать на него и потом ныть на кухнях о том, что все сложилось не так, как хотелось бы. Это необычайно эффективный прибор для операции обрезания. Крыльев.

Обратите внимание: многотысячные танцевальные шоу ведь на самом деле не отыскивают таланты, а гробят их, развивая стадное, подражательное поведение у неокрепших умом. Массовые гульбища на ристалищах , развлекающий, а не развивающий контент, факельные шествия наподобие гитлеровских, хорошо отрежиссированный разгул массовки ну уж никак не ведет к развитию творчества и цельного, мудрого мировосприятия. Трудно представить, чтобы из «Танцев на Майдане» выросла Плисецкая или Барышников.

Заметьте, что некоторым людям: Менделееву, Эдисону, Цветаевой, Вернадскому, Чижевскому, можно еще называть имена, приобщенность к глобальному информационному полю была дана сразу, без телевизора или компьютера. Для меня важнейшим признаком крупного автора (неважно, в какой области деятельности) всегда было наличие у него внятной и нетрусливо выражаемой гражданской позиции. Аполитичность, под которую часто маскируется конформизм, не всегда является признаком «вселенской» мудрости. Именно поэтому Мандельштам не мог, наверное, не написать «Мы живем, под собою не чуя страны». Генеральный конструктор советских баллистических ракет Владимир Кукушкин не мог не высказать свое отношение тогдашнему премьер-министру Лазаренко. Как джентльмен – неджентльмену. Потому что, став мастером в своем ремесле, мастер одновременно становится и философом. А философу свойственен свой, оригинальный взгляд на мир. Как правило, более мощный и сложный, чем тот, что выполняет простую программу обслуживания инстинкта личного самосохранения или там тупого продолжения рода. Ну да, такой автор может и не пережить тиранический режим физически, но духовно он для этого режима, как правило, уже недостижим. Помните: «Нас не догонят…» Эта же песня по-английски звучала как «They don’t understand us».

Кстати, почему-то в искусстве Бодрийяр видит критическую и терапевтическую функции по возвращению реальности. Мой небольшой опыт общения с людьми искусства не вполне подтверждает этот миф – хотя я всегда ждал от настоящего искусства именно такой роли. Теперь умелых поэтов много, спасибо филфакам и кружкам-КВНам, но мне по-прежнему недостает масштабных авторов – и по калибру поднимаемых вопросов, и по качеству предлагаемых решений. Увы, искусство и массовая культура, опять-таки благодаря зомбоящику и массовой псевдограмотности, за редким исключением схлопнулось до простого обслуживания рефлексов. В этом смысле мне гораздо больше дали лекции И.А.Козловского – для меня это более короткий и прямой путь, хотя, честно скажу, к этому надо было еще прийти. И через искусство, но и через личный профессиональный и жизненный опыт, с досадными ошибками и непоправимыми потерями.

Однако, давайте подумаем вот о чем. Вообще, что с нами в жизни может случиться нового? Скажите, какая новая модель мобильника или холодильника способна сделать счастливыми 70% данной аудитории? Может ли надолго сделать человека счастливым новый автомобиль? Новый телевизор? Новый дом? Новая книга? Новый друг? Какой из перечисленных объектов даст наиболее долговременный эффект, ощущение неожиданного подарка судьбы, необычайного приобретения с огромным сюрпризом внутри? К дому привыкают за полгода, к автомобилю - за месяц. И только новая книга, или новая идея, или новый человек (при удачном выборе, конечно) могут естественным, ненасильственным, мягким и желательным для нас способом глубоко и качественно повлиять на нашу жизнь.

Вернемся, однако, к фильму, и вытекающим из него идеям.
Фильм снимался еще до аварии на Фукусиме, и то, что атомная энергетика в целом является отложенной на потом головной болью, тогда еще было не так очевидно – хотя авторы и предполагали это. Даже при «нулевом риске» в атомной энергетике в любом случае речь идет о быстром высвобождении огромных энергетических запасов (энергия урана), накопленных, подчеркиваю, РАНЕЕ, в прошлые геологические эпохи. Т.е. в любом случае идущая в атомных реакторах ядерная реакция с выделением большой тепловой мощности подразумевает быструю, жесткую разбалансировку термодинамической системы Земли, просто без выбросов парниковых газов. В первую очередь потому, что КПД паровых турбин, составляющий в лучшем случае 35%, крайне низок. Просто источник тепла как бы дешевый. Но это до первой серьезной аварии. После аварии совсем наоборот. Остальные 65% тепла в любом случае сразу же диссипируются (рассеиваются) в окружающую среду, только в небольшом количестве иногда попадая в теплоцентраль для отопления (как вам радиоактивная водичка в батареях вашего дома в случае одноконтурного реактора?)

После Чернобыля и Фукусимы становится ясно, что дешевизна атомной энергетики кажущаяся, и халява эта сродни недорогому сыру мышеловочному. Предлагаю кратко рассмотреть аварийный сценарий Фукусимы 1. General Electric, имеющая колоссальный научно-технический потенциал, проектирует и делает реактор, рассчитанный на 10-балльное землетрясение. Реактор крепкий, нет слов, да вот насосы системы охлаждения с резервными генераторами почему-то размещают просто на бережку морском, и большой волной их тут же смывает. Без охлаждения уже вечером того же дня ТВЭЛы 3-х энергоблоков расплавлены и утекают под фундаменты блоков при температуре 2500 С (поскольку допустимые температуры всех конструкционных и защитных материалов далеко превышены, и механическая прочность реактора ничем не может помочь), а торчащие вверх огрызки через снесенную взрывом крышу добровольцы поливают водичкой, которая тут же становится радиоактивной, испаряется и летит немножко им на головы, а в основном за дальние моря… Русские атомщики этот сценарий просчитывают как наиболее вероятный на 2-й день после аварии (только 24 мая 2011 г. его признали в Японии), и предлагают ничего не поливать, дать остекловаться, как при взрыве атомной бомбы (все равно этим закончится), и получить высокую радиацию на небольшой территории. Позже ее забетонировать, закрыть саркофагом, а остальную рекультивировать и жить нормально. Но нет. Главный самурай в 15м поколении (и как только дожил?) не находит в себе мужества сказать – все, район станции угроблен, стержни ушли под землю, вода в океане загрязнена на 300 лет, а двухголовые рыбки еще долго будут пугать счетчик Гейгера. И в то время как рядовые самураи все еще пытаются грудью закрыть амбразуру в емкостях со светящейся водой, он грузит СМИ рассказами о небольших затруднениях, о том, что, возможно, произошло частичное оплавление части ТВЭЛов. Это примерно как сказать: «у нас тут наполовину взорвалась атомная бомба». Вторая половина где? «Вот она, пожалуйста, приезжайте, посмотрите». Вопрос: в какой области головы или сердца принимались такие решения? И руководством, и героями-ликвидаторами? В технической ли оснащенности, или в моральной ответственности была здесь главная проблема, или, может, они разные книги в детстве читали? И почему решения принимал именно этот любитель цветов сакуры?

Впрочем, после выхода фильма случилась и другие катастрофы. Нефтяная катастрофа в Мексиканском Заливе по своему реальному масштабу (кстати, ревниво скрываемому американскими властями) далеко перекрывает все мыслимые масштабы. По дальним последствиям это далеко даже не Чернобыль. Если правы ученые-океанологи, исследующие это событие (а похоже, что правы), результаты этой катастрофы изменят климат и условия проживания в большей части Европы, и не только ее. И опять же – British Petroleum со всем ее нечеловеческим человеческим, финансовым и техническим потенциалом предпочла самый малодушный, безответственный и разрушительный сценарий. Там погибла не только морская живность. Там ломается тысячелетиями сложившаяся система формирования климата…как минимум, Атлантического океана и Европы. Там гибнет огромная экосистема, издавна влияющая на привычный нам облик северного полушария. Там гибнут люди, участвовавшие в якобы спасательной операции. Там гибнут и выселяются жители прилегающих местностей. И вдогонку гибнут журналисты и исследователи, пытающиеся раздобыть и обнародовать информацию о реальном положении дел. И опять с булгаковской ясностью понимаем, что бардак начинается не с туалета, а с головы.

Я неоднократно встречал людей, которые смотрят на возможный экологический крах нашей цивилизации нарочито спокойно. Ну, дескать, уже не раз бывало, что в результате крупных катаклизмов гибло 60 или даже 95% всех живых организмов. И ничего, Земля сохранилась, все образовалось заново. Конечно, поначалу хочется всячески приветствовать столь вселенское мироощущение. Однако, наблюдая за тем, как меняются выражение лица и стиль поведения нашего философа в условиях, когда ему нужно улаживать свои необычайно важные текущие дела, понимаешь, что все это декларировалось не слишком искренне и серьезно. И при первой же фрустрации (сужении, ухудшении жизненных обстоятельств) происходит схлопывание сознания до элементарных рефлексов. Тут уж ему не до вселенной. Давайте признаем: возрождение жизни на планете после очередного глобального катаклизма – вопрос интересный, но это не совсем наш вопрос, нам же достаточно просто любить и активно беречь нашу среду обитания, хотя бы из чувства видового самосохранения. Нашей цивилизации этот дом достался в хорошем состоянии, но мы его по жадности, лени и недоумию значительно повредили и теперь рискуем остаться вовсе без него.

Многие люди, понимая ситуацию в целом, смотрят на нее фаталистически и как бы отстраняясь лично. Господь, мол, управит. В связи с этим хочу напомнить фрагмент истории индейцев Мексики ацтеков. На протяжении длительного времени ацтекские жрецы насаждали старинный миф (якобы сообщенный им еще древними тольтекскими богами) о грядущем приходе бога Кецалькоатля, белолицего, в сверкающих доспехах, верхом на коне, прибывшем вместе со свитой с востока на огромной ладье. По легенде, он должен был принести в жизнь индейцев новый свет, новые знания. И вот, о чудо, он появился! Богом оказался Фернандо Кортес, по внешним признакам вполне походивший на обещанного мессию. Кортес, однако, как и его планы, не имели божественного свойства. Визит закончился полным крахом ацтекской цивилизации за исторически короткое время в результате войны, необычайно жестокой даже по местным понятиям, и бескомпромиссного уничтожения ацтекского культурного слоя. Что видим? Господь, может, и управил, но не совсем так, как обещали жрецы и как хотели индейцы. Как говорит пословица, «на Бога надейся, …» В любом случае трудно представить, чтобы план Бога состоял в том, чтобы мы до такой степени загадили наш дом.

Наука о доме (в широком смысле), его поддержании и сохранении называется экология. Как видно из примера с индейцами, экологичность в широком смысле слова подразумевает также и общественную безопасность. Потому что неэкологичность, в широком смысле, лишает нас как физической, так и информационной (духовной) составляющих качества жизни, укорачивая ее или низводя до короткого и пустого механического местопребывания. Несколько примеров из якобы мирного времени. 24 января 2011 г. в Москве, в аэропорту Домодедово гибнет молодая литератор из Одессы Анна Яблонская. По всем прогнозам, она должна была стать крупным, выдающимся автором, с необыкновенным творческим и человеческим потенциалом, и она находилась на взлете развития своего таланта. За полтора года до этого все в той же Москве гибнет известный правозащитник – адвокат Станислав Меркулов (защищавший, в частности, интересы семьи Эльзы Кунгаевой), а вместе с ним молодая талантливая журналистка Анастасия Бабурова. Кстати, из Севастополя. Кто-нибудь читал ее стихи и статьи? Очень рекомендую. Казалось бы, ну что нам до этого? Где мы и где Москва? А вот что. Помимо личного оскорбления трагическим событием меня лишили возможности читать новые классные тексты и общаться с классными людьми. На самом деле это все тоже, как говорит И.А. Козловский, неэкологичный экстрим, направленный на саморазрушение. Тотальное саморазрушение. Смотрите, какая цепочка событий получается. Полковник Буданов в порыве якобы праведного гнева самолично, по непроверенному подозрению, вершит скорый и неправедный суд над юной чеченкой, и убивает ее. В результате сам получает тюремный срок (а это ведь проблемы и для его близких), и по цепочке событий провоцирует гибель еще нескольких людей, а на днях (10.06.2011) его самого убивают в тихом московском дворике… При этом понятно, что полицейские структуры, расследующие преступления, действуют с отставанием, не утруждая себя превентивными, упреждающими мерами. Да их вибрации и не позволяют ничего другого. В действующей общественной модели это лучшее, что они могли бы предложить, поскольку зачастую они сами провоцируют насилие или непосредственно участвуют в нем или даже организовывают его (в результате чего, кстати, погибла Яблонская). В неэкологичной системе все друг другу только палачи и жертвы, систематически меняющиеся местами.

В общем, просмотренный фильм наводит на большое количество идей. После него обнаруживается место как для научного поиска, так и для художественной оценки и интерпретации. Можно делать это раздельно, а интересно было бы даже попробовать совместить. Кстати, куда делась старая добрая традиция, которую всячески поддерживали Ломоносов и Чижевский – что ученый может и стихами изъясняться? Чего стыдимся? Высокомерно-насмешливого взгляда людей, которые ничего не хотят слышать, кроме своих ветров в голове? Которые не видят ничего, кроме своих шаблонов? Но они будут так смотреть в любом случае. Не надо бояться быть непонятым.

Нетрудно предвидеть законный вопрос: а что вы, собственно, предлагаете конкретно? Чуть позже попытаюсь сказать подробнее, но первый вариант ответа звучит парадоксально даже для меня самого: основные решения в нашей ситуации лежат, возможно, не в технической, а в гуманитарной, или даже в философской областях. Опять же, обращаю внимание, что какую бы новую модель автомобиля, или холодильника, или самолета, или компьютера, или мобильного телефона мы ни предложили или получили бы на рынке, наше качество жизни и наши экологические перспективы в целом мало улучшатся. Я не призываю немедленно бросить все свои текущие проекты и дела и заняться исключительно повышением частоты собственных душевных вибраций. Я только предлагаю оценить свои проекты, увязать скорость и перспективность их продвижения в условиях ожидающих нас реалий.

Например, главный текущий проект для студента – учеба. По завершении – поиск достойной работы. Многие студенты сейчас, устраиваясь на работу, сразу начинают беспокоиться о будущей пенсии. Исходя из старых реалий и советских еще привычек это понятно. Но как-то мы не задумываемся, что при таком положении дел, как мы имеем, через 40 лет ему нужно будет думать не о том, где получить свою пенсию, а о том, где взять стакан пресной воды. На тот момент это будет значительно более насущная задача. Вы видели индийских женщин, которые руками колупают лунки для будущей – может быть! - дождевой воды. Многие ли из них доколупаются до своей пенсии? Так я предлагаю нам сейчас, заранее подумать об этом.

Не питаю иллюзий, что многие сейчас же озаботятся поднятыми здесь проблемами настолько, что решат резко что-то поменять в своей жизни, посвятив себя решению этих проблем. Смысл этой моей агитации в том, что хотя бы 1, или 2, или 3 человека, находящихся сейчас в состоянии выбора своих жизненных векторов и приоритетов, решат посвятить свою деятельность попыткам решения этих проблем, а не их цветистой констатации, я буду совершенно доволен, поскольку цель будет достигнута. А если они еще оценят эффективность и пользу коллективных усилий, то это лучшее, что может случиться с ними – и со мной. Поскольку это и есть в лучшем виде коллективное творчество. Это очень просто иллюстрируется эффектом магнитного поля в ферромагнетиках: магнитные домены, каждый довольно незначительный, в ненамагниченном ферромагнетике представляют собой хаос с нулевым результирующим полем. Но когда они сориентированы примерно в одном направлении, (заметьте, однажды сориентированы мощным магнитным полем), получается необыкновенно мощная сила воздействия с окружающими предметами. Т.е. правильно спроектированная и настроенная система должна быть устроена так (и я думаю, что так и есть), что, имея в своем составе не очень совершенные и не очень мощные элементы, она, тем не менее, способна правильно функционировать в целом.

Я и сам еще многого не понимаю. Имея до десятка собственных проектов и технических предложений, связанных так или иначе с поднятой фильмом проблематикой, я пока сам, честно признаюсь, в затруднении, какой выбрать приоритетным. Вижу, что многие проекты, которыми я занимался ранее и даже кое-чего достиг, все равно отстают от ситуации. Мне тоже нужны подсказки, и я не стесняюсь об этом говорить. Я вполне готов участвовать в не-своих проектах, если увижу, что общая польза для дела (при совпадении приоритетов) будет больше. Пусть это выглядит старомодно и наивно, но вполне уже можно обзавестись записной книжкой и ручкой, чтобы фиксировать разные идеи, способные, по мнению автора, поспособствовать общему делу исправления экологической ситуации. Понятно, что огромный процент этих записей будет только информационным шумом, но, пройдя через принятую и правильно настроенную систему фильтрации, возможно, некоторые из предложений могут составить главные наши достижения в жизни.

Наверное, многие знают, что Верховная Рада недавно списала (т.е. простила) долги базовым, крупнейшим предприятиям топливно-энергетического комплекса (облгазы и олбэнерго), якоже и мы прощаем должником нашим. Аминь. Кстати, предприятиям приватизированным и принадлежащим вполне конкретным лицам. Этих сумм (речь идет о 24 млрд. грн), вообще-то, вполне бы хватило на первичную модернизацию топливной системы, перевод ее на существенное увеличение доли е солнечной и ветровой энергии в общей структуре. Но у новых хозяев ТЭК (обратите внимание на случайное совпадение вполне официально принятых аббревиатур: Топливно-Энергетический Комплекс и Тотальная Экологическая Катастрофа) совсем другие планы. Я их, правда, точно не знаю, но по ряду признаков похоже, что за всеми этими нагромождениями финансовых пирамид и сопутствующих им понтов и стоит не больше, чем действие давно известных человеческих пороков: демонов высокомерия, жадности и саморазрушения. Никакого реального (не спекулятивного) созидательного плана я там не просматриваю. Не задумывались, отчего у наших правителей не в ходу счастливые лица? Самодовольные – бывает, но излучающие счастье и радость – никогда. Отмороженные – вместо отрешенных. Потому что заняты не созиданием нового для людей, а озабочены все более несправедливым перераспределением все уменьшающегося ресурса. Что бы ни декларировали новые хозяева (сами или с помощью имиджмейкеров), реально эти громоздкие конструкции эти все меньше и меньше работают на общее благо. А может быть, так работает один из механизмов очищения планеты от избыточно разросшейся человеческой биомассы? Крупные хищники (олигархи) поедают мелких хищников (мелких лавочников, потом старушек из очереди в облэнерго), а потом поедают друг друга… Какой, однако, величественный замысел… Мне его, однако, непросто принять, поскольку это плохо согласуется с предшествующим призывом «плодитеся и размножайтеся». Не уразумев ясно целей и ограничений данного призыва (а может, нам их просто не объяснили четко и однозначно), мы этот призыв слишком буквально выполнили и перевыполнили. И теперь вот статейки пишем… О том, что не понимаем глобального плана или механизма, с помощью которого биосфера планеты как самодействующий разумный механизм пытается избавиться от большей части человечества как от паразитоподобного, разрушающего всю систему новообразования.

Но тем, кто хочет и согласен жить и действовать даже в условиях неполного понимания природы вещей (а у человеков, похоже, так будет еще долго), как им быть? С кем и по какому принципу объединяться, если эта задача вдруг оказывается коллективной?

Представляя принципы работы наших органов власти, приходишь к нехитрому выводу: от этих нам ничего не светит. Опыт отечественных (в широком смысле, с Россией, Казахстаном и Белоруссией) политических движений дает возможность делать прогнозы для новых образований. Неперспективно. Да и общество в целом не готово ни к новым обстоятельствам, ни к новым идеям по их предотвращению. Как в начале каждой новой зимы не готово к снегопаду. Примеров можно приводить много. Например, совместный поход с А.Я.Аноприенко в Горсовет. Где результаты? Нет результатов, хотя мы были благосклонно приняты и вроде как бы даже выслушаны. Ну, тогда приходит идея о важной рутинной работе по переподготовке общества путем создания параллельных информационных структур - гражданского общества, основанного на силе и быстроте информационного поля. Естественно, автоматически, главным действующим лицом здесь должна бы стать молодежь. В некотором смысле такой способ общения с не очень дружелюбной средой должен напоминать айкидо. Использование дурной силы супостата на пользу более гибкому и творчески мыслящему интеллектуалу, позволяющее экономить силы на механическое противостояние. Тем более что правила супостата хорошо известны, и можно не доказывать бесполезность обращения как к чиновничеству, сросшемуся с мафиозным капиталом и обслуживающему его, так и к самому мафиозному капиталу. Хотя бы чтобы экономить силы и нервы, и чтобы не выбирать постоянно между казенным домом и дальней дорогой.

Попробуем теперь обратиться к ученым – они как бы авангард нашей коллективной мысли. Кто ближе всего к теме в ДПИ? Экологический мониторинг? Попробую сформулировать вопрос.
Например, так:
Было бы совершенно замечательно, если бы удалось выяснить: есть ли и какова связь между локализацией крупных природных и техногенных катастроф и экологическими преступлениями со стороны населения данной местности (имея в виду не только тепловое или химическое, но и информационное загрязнение). Попытаться понять, работает ли сознательно биосфера на самоврачевание (хирургическим путем), или процессы имеют неизбирательный, энтропийный, статистический характер без видимых признаков управления или самоуправления, каковой обычно проявляют неуправляемые термодинамические системы. Лишний раз прояснив этот для себя вопрос, можно попытаться понять правила игры. Впрочем, Вернадский, Зубаков и другие ученые давно нашли ответ…

Наша эпоха, между прочим, кроме очевидных недостатков имеет и поразительные достоинства, преимущества. Что подталкивает меня, кстати, чуть ли не ежедневно благодарить судьбу за то, что живу именно в эти времена. Преимущества эти в том, что сейчас уже можно реально строить все по-другому. Экологично и разумно. Нужно - и уже можно! Есть все для личного внутреннего роста. Любые люди, идеи, книги, психотехники и практики (хочешь – Кастанеду, а хочешь – Бхагавад-гиту) – все более или менее доступно. Есть все для внешнего технического прогресса – супераккумуляторы, супермагниты, супертранзисторы, суперкомпьютеры, суперпрограммы, - все доступно. Да, есть небольшая проблемка - корявая общественная модель, не дающая денег на развитие. Но мы, возможно, их пока что не заслужили. Чужая модель нам вряд ли поможет, а свою мы пока не создали, и даже не пытались, если честно. Откуда же она тогда возьмется? Кто за нас ее нам создаст? Посмотрите на очередного облаченного властью чинушу или банкира на ворованном «Бентли». Хорошо приглядевшись, увидим, как на рентгене, проступающую через надутые щеки печать лузера и бастарда. И тогда поймем, что он не успеет построить нам наше светлое будущее (или осел сдохнет, или халиф), и даже себе толком не успеет. Ворованный особняк с пятиметровым забором обычно не есть признак активного долголетия. Скорее наоборот. За полгода до смерти Сапармурада Ниязова Туркменбаши мне приснилось, что он умер от инфаркта. Я не придал этому значения (хотя знакомому сказал), ну кто он для меня? А вот куда глядел его личный доктор Гурбангулы Бердымухамедов, вот это вопрос… Кстати, новый вечный президент. Так что реагировать на перемены в этом мире предстоит нам самим, больше некому. Не стоит доверять это свое коллективное здоровье нашему собственному Гурбангулы. Надо только думать – и действовать. На своей земле. Со своими друзьями и на своих принципах. И не забыть помолиться.

И последнее. Даже если случится термодинамическое чудо, благодаря которому нам удастся «халявным» образом избежать глобальной экологической катастрофы (напоминаю, шансы на это малы), и наша среда сохранится в комфортном, привычном для нас виде, наши личные усилия, надеюсь, не пропадут зря. Опыт экологического мышления и действия, поиск и реализация принципов гомеостаза (органичного, неконфликтного сосуществования) – все это, возможно, будет интереснее и полезнее, чем многие и многие прочие наши занятия. Потому что, сколь бы ни были различны на первый взгляд доктрины сохранения нашей прекрасной планеты – от Рерихов до Мельхиседека, от Вернадского до Зубакова – все они приводят нас, разными путями, но к почти одинаковым выводам: человеку, чтобы жить хорошо и достойно, нужно быть лучше самому и пытаться улучшить мир вокруг себя.

Фильм, который я хотел бы снять (вертелось слово «когда-нибудь», но это неправильное слово. Похоже, времени и вправду мало), мог бы стать продолжением «Дома». Если условно разбить содержание фильма на три важнейших вопроса: «что было и что есть?», «почему это случилось?» и «что делать, чтобы это исправить?», то в фильме Бертранда-Бессона первый вопрос освещен блестяще, и добавить к этому нечего. Второй вопрос освещен немного общо, иногда с небольшими неточностями и в недостаточном объеме. Последний же, самый главный для меня вопрос, рассмотрен за несколько минут и несколькими хорошими, но малочисленными примерами. Вот на этом моменте я и сосредоточил бы внимание. Показав больше примеров – хороших и разных – того, что всегда можно и нужно видеть поливариантность, альтернативу, свежий взгляд на, казалось бы, привычные вещи. Чтобы были и назидающие слова, и влекущий пример. Понимая общий замечательный авторский замысел и полностью разделяя их мотивацию, я и хотел бы поддержать и продолжить их дело своими скромными силами.


ПРЕДЫДУЩИЕ 10 ЗАМЕТОК АВТОРА
  1. 2011-07-10 МОЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ
КОММЕНТАРИИ
Если Вы добавили коментарий, но он не отобразился, то нажмите F5 (обновить станицу).

2013-02-22 21:30:31
В.А. Самусенко
Красноармейск
Мамихлапинатана. Коллективы и кооперация.

(Комментарий к статье Алексея Вуля:«Я посмотрел фильм дом»)

Да, мамихлапинатана – это про нас! Такая ситуация всегда создавалась раньше и создаётся сейчас в нашей стране буквально сплошь и рядом.
Даже в сказках, помниться, отражено. Про деда с бабкой, которые дверь не хотели в своём доме закрывать и каждый из них ждал, чтобы это сделал другой из них. В конце концов, и дом их остыл, и воры его обокрали, а дед с бабкой всё ждали, кто первыйиз них не выдержит идверь закроет.
Однако вопрос тут более серьёзен, и порою здесьвовсе не до шуток. Вопрос в том, почему такое всё же происходит, несмотря на явно выраженное негативное отношение практически всех к таким явлениям.
Очевидно, что тот, кто проявляет инициативу и больше других трудиться в такой ситуации, меньше всех в ней выигрывает. И если это случается изредка и по мелочи, тоэто не беда! Лишь основание для юмора и шуток.
Но если труд и затраты велики и даже огромны для инициатора, как быть тогда? Он ведь берёт на себя труд, риск, расходы, а вознаграждение получает равное со всеми теми, кто бездельничает. Польза для инициатора от его действий за вычетом затрат может быть и нулевой, или иметь даже отрицательный баланс. Бездельники же всегда тут в выгоде! Чем не причина для безделья, несмотря на то, что по сути это не что иное, как жульничество, мошенничество и паразитирование?
Такого рода ситуации, надо сказать, очень многообразны. Здесь имеет место и перекладывание на одного человека труда и ответственности многих. И наоборот: перекладывание труда и ответственности одного на всё сообщество. Или же изъятие благ подобным манером. И другие комбинации.
Иногда эти ситуации возникают спонтанно, иногда намеренно.
Решить эту проблемуможно лишь введением порядков во взаимоотношениях между людьми, при которых:
а) более инициативная и трудолюбивая личность получает значительно большее вознаграждение за свой труд, чем все остальные бездельничающие особы;
или
б) бездельники не получают совершенно никакой пользы от трудов инициативного человека среди них.
А лучше и то и другое вместе, так ещё эффективнее.
В любом случае речь идёт о выделении из общей суммы созданных благ соответствующего и пропорционального труду индивидуального вознаграждения.
А как быть, если ни а) ни б) варианты не могут быть осуществлены в принципе в данном сообществе людей, и бездельники и наглецы всё равно получают свою долю пользы, несмотря на возмущение и протесты одиночного деятельного человека среди них? Если он сам один ничего не может тут сделать? Очевидно ситуация может быть разрешена лишь когда к нему присоединяться ещё несколько человек, подобных ему. Вместе – их возможности увеличатся, и возможно они могут обойтись вообще без нахлебников, отделившись от них.
Но как бы ни было, решением этой проблемы во всех случаях является создание общественных механизмов уточнения вклада и вознаграждения каждого индивидуума в общем деле.
Именно это создаёт индивидуальные стимулы и побуждения к деятельности, вынуждает их включиться в общее дело и, следовательно, снижает одиночные затраты и риск для всех и каждого из отдельных участников в таких обстоятельствах.
Проблема в целом, для всего общества, лежит в нашем общинном образе жизни. Точнее в коллективном! Коллектив это принудительная, насильственная община, созданная насильственным изъятием у индивидуумов их собственности и, главное, наиболее совершенных инструментов (средств производства), делающего их беспомощными и зависимыми от тех, кто ими владеет. В коллективенет разделения собственности, имущества и финансов. Каждый член общины или коллектива, обладающий достаточной наглостью и силой можетбесцеремонно распоряжаться в них не только своим имуществом, но и чужим.
Коллектив это рай для наглеца и хама!
В советской истории коллективизм представляется как новинка, как ценное новшество, способное, якобы, коренным образом благотворно изменить всю нашу жизнь. В действительности же коллективизация это наше далёкое прошлое. И лишь массированная дезинформация населения, тщательная маскировка, сокрытие и утаивание длительное время советским руководством позитивной информации о различных организационных моделях, созданных человечеством за его историю. А ещё более тотальный, всеобщий запрет на практическое использование других моделей, являющееся единственным широкодоступным для широких слоёв населения способом ознакомления с ними, делает коллективизм в их глазах единственно возможной, хотя и паразитической её формой.
В русской жеисторииэто понятие появилось и широко распространилось очень давно, ещё с монголо-татарами, хотя тогда оно обозначалось совсем другим словом. Но именно они первые в массовом порядке использовали принцип коллективизации для насильственного объединения людей. Разбив в открытом бою противника, они не преследовали разбегающихся простых воинов; за исключением их вождя и полководца, которого они любой ценой стремились уничтожить. Нет, они просто отбирали у них всё их имущество: лошадей, скот и всё остальное! Что не могли забрать – то уничтожали! А потом предлагали разбежавшимся людям служить им либо воинами, либо просто рабами. И те соглашались, потому что иначе без своего имущества просто умирали от голода. Этот же дикий, варварский принцип Сталин использовал и для проведения колхозной коллективизации!
Коллективизация это единственный, известный среди советского и постсоветского населения, способ объединения людей (если не считать очереди – вершины стихийной самоорганизации: «Эй, мужчина (женщина), станьте в очередь!»). Она основывается на отсутствии альтернативы (выбора), общем котле и круговой поруке, лишающих простого члена инициативы, творчества и смысла активно трудиться даже для собственного блага, потому что это благо автоматически уходит от него в общий котёл. Тем самым оно отделяется от их изначальных владельцев; и теперь им распоряжаются уже не они, а кто-то другой от их имени или якобы от их имени. За эти блага – если их много – порою идёт жестокая, безжалостная, иногдазверская борьба за власть распоряжаться ими – так как такая власть даёт распорядителю большие личные выгоды!
Да, решение наших проблем в настоящий момент лежит в большинстве случаев именно в гуманитарной области, а затем уже в технической. Мы упёрлись сейчас именно в это! Точнее, в нашу массовую гуманитарную необразованность и невежество.
Другой из наиболее нелёгких проблем на пути решения многих наших затруднений является вовсе не преднамеренное и тем более не злонамеренное поведение, а твёрдо укоренившиеся и бессознательные привычки наших людей вести совместные дела определённым образом, который, естественно, можно охарактеризовать как коллективный. (Если представить, что сто советских людей вдруг каким-то образом попали на совершенно необитаемый иизолированный остров, они и там начнут создавать коллектив, так как ничего другого просто не знают и не умеют.) У нас, советских людей, никогда не знавших и не ведавших каких-либо других способов организации, под коллективом всегда подразумевается любое человеческое объединение. Хотя на самом деле это далеко не так!
Ещё одной серьёзной нашей проблемой частоявляется наше нежелание учиться, высокомерие и чванство бывших советских людей. Ещё бы! Ведь совсем недавно мы были сверхдержавой, других учили, а теперь учиться самим…. Хотя и до сих пор не понимаем, как это мы из сверхдержавы вдруг так быстро скатились в страны третьего мира. Мы заносчиво и надменно не знаем и ничего не желаем знать о нашей дикости, варварстве и отсталости, хотя она прорывается к нам и кричит о себе из каждой нашей грязной улицы, с каждого заросшего бурьяном поля, каждой вымершей деревней и разрезанным на металлолом заводом и фабрикой. Не желаем знать и понимать, что все современные высокоразвитые государства в своё время охотно и активно учились у более развитых государств, чем они. И лишь во многом благодаря этому со временем догнали и перегнали их. И что учение во все времена, всегда и для всех, было самым благородным занятием!
Так или иначе, намсовершенно неведомо, что существуют ещё идругие формы организации и объедения и, прежде всего, кооперация. Либо мыимеем о ней, как и положено нам, сугубо теоретическое, фантастическое и чрезвычайно извращённое представление.
Кооперация является альтернативой и противоположностью коллективу. В ней осуществляется обмен благами, товарами и услугами между индивидуумами, и каждый из нихтут может оценить и проконтролировать как размеры той пользы, которую он сам предоставляет другому человеку; как и той, которую он получает от него взамен. Хотя для «широкой» славянской души, привыкшей к дармовщине, так противны и неприятны эти расчёты!
Лидером в кооперации в отличие от коллектива является не тот, кто больше отберёт у других; а тот, кто больше принесёт пользы людям, тем самым он больше получит благ от них и для себя. И это вполне справедливо! Кооперация, в противовес коллективизации, основывается, соответственно, на наличии и создании альтернативы (выбора), приоритета личных благ над общественными(не позволяющего безнаказанно отбирать чужие блага!)и конкуренции идей и талантов. И это выгодно и более талантливым и менее талантливым! Не выгодно только плутам и жуликам, которые привыкли распоряжаться и использовать чужой труд и чужие блага.
Мы, восточные славяне с нашим менталитетом невежества, легкомыслия и лености считаем задачу разделения прав и имущества сложной, нудной и ненужной. А некоторые из нас в силу своей хитрости, эгоизма и недальновидности ещё и выгодной для себя, так как получают лёгкий доступ к чужому имуществу и злоупотребляют им в своих личных корыстолюбивых целях. И хотя, в конечном счете, это приводит к взаимному недоверию, недовольству, вражде, бунтам и революциям, злу и разрушениям, многократно превышающим ту выгоду и прибыль, которые они получают, они никак не связывают эти беды со своими действиями и поведением, обвиняя во всём совершенно других, посторонних людей.
Одностороннее использование человека это всегда его эксплуатация, которая рано или поздно, но неизбежно вызывает у него резко негативную реакцию! А вот рост взаимополезного использования людьми друг друга это социальный прогресс! Которого нам сейчас как раз очень и очень не хватает!
Когда я вижу, что один человек принимает решение за другого без его согласия, я говорю себе: «стоп, тут дело не чисто»! Тут непременно какая-то плутня. Решение можно подсказать, но не принять за человека. Ибо человек этот будет ненадёжным союзником и непременно, при случае, всё перерешает иначе, по-своему.
Поэтому, уважаемые граждане: господа, товарищи, панове! Делайте свой выбор и вкладывайте свой время, труд, здоровье и жизнь в то, что считаете нужным. Решайте, как Вы будете жить дальше, и не надейтесь обмануть саму жизнь, она непременно найдет, как со всеми рассчитаться. По-русски или по-европейски…. Варварски или цивилизованно.
И да поможет нам всем бог истории!

Но лично я – за кооперацию!

Февраль 2013 г.

Поля, отмеченные * звёздочкой, необходимо заполнить!
Ваше имя*
Страна
Город*
mailto:
HTTP://
Ваш комментарий*

Осталось символов

  При полном или частичном использовании материалов ссылка на Интеллектуально-художественный журнал "Дикое поле. Донецкий проект" обязательна.

Copyright © 2005 - 2006 Дикое поле
Development © 2005 Programilla.com
  Украина Донецк 83096 пр-кт Матросова 25/12
Редакция журнала «Дикое поле»
8(062)385-49-87

Главный редактор Кораблев А.А.
Administration, Moderation Дегтярчук С.В.
Only for Administration